Новизна музыки С. Прокофьева

Новизна музыки С. Прокофьева более ярко заявила о себе в его первых фортепианных концертах и даже вызвала протест слушателей. Первый концерт для фортепиано с оркестром был написан молодым композитором в 1912 году и исполнен автором летом того же года в Москве и Павловске. Мнения слушателей разделились: одни явно не принимали произведение, другие недоумевали, третьи — приветствовали. Но критики… Вот где вылилось и недоумение, и неприятие. Как только ни называли С. Прокофьева — и спортсменом, и футболистом, и футуристом, и даже… бухгалтером. В чем только ни обвиняли его — в лженоваторстве, в кривляний, в немузыкальности. Предлагали запретить подобные произведения и надеть на композитора смирительную рубаху. Но было и стремление понять то новое, что выдвигалось, и даже поддержать. Наряду с положительным в концерте подчеркивалось нежелание автора отвечать существующим традициям восприятия. Некоторые из критиков видели в произведениях С. Прокофьева новую художественную концепцию, некоторые же предлагали купить памятник в Москве его творчеству. "Долой всякую утонченность и изысканность, импрессионистскую зыбкость и хрупкость, "вкусное изящество" и деликатность рисунка и колорита, и да здравствует полновесная сила, мощная энергия выражения, крупные линии, плотные, веские формы, насыщенные краски. Вот один из лозунгов Прокофьева и многих новейших радикалов отечественной живописи, писал чуть позднее данных событий В. Каратыгин, на наших глазах формируется некая новая эстетика лапидарности, монументальности, стихийной первозданности" (2.23, 200). Еще более негативно был встречен второй концерт для фортепиано с оркестром молодого композитора. В целом выступления С. Прокофьева и его произведения расценивались слушателями как скандальные, как вызов. Но это было лишь начало знакомства с новой музыкой.