Монолог гобоя

Вторая часть представляет собой монолог гобоя, поддерживаемый оркестром, который начинает медленную часть и завершает ее, выполняя функцию вступления и заключения в развернутом периоде из трех предложений. Равномерным повторением одного звука и затем аккордов у низких струнных начинается медленная часть. Кстати, если вам нужны бесплатные читы на Варфейс — добро пожаловать на наш игровой портал. Ту ты найдете бесплатные читы на Варфейс скачать которые вы сможете без регистрации, а также читы под огромное количество игр помимо Варфейс. Если вам понадобились читы — приходите к нам!

Мерное и как бы застылое звучание оркестра вызывает скованно — тревожное состояние, но вот вступает гобой — и светлая краска его звучания успокаивает нас. Мелодия первого предложения вырастает из варьирования небольшой мелодической фразы, из прихотливого опевания ее звуков. Восходящие мелодические фразы сменяются нисходящими. Тревога уходит, и мы с просветлением, вызванным красотой мелодии, испытываем созерцательное настроение с оттенком грусти. Оркестр лишь изредка напоминает о себе, заполняя паузы между фразами и договаривая их. Во втором предложении исчезает ясное членение мелодии на фразы, она становится активнее, краски ее звучания непрерывно сменяют друг друга — то ярко — светлые, то потемневшие, как неожиданно набежавшая тень. Затейливая вязь мелодии завораживает нас и вызывает светлое, мечтательное настроение. Но увлеченный и страстный рассказ гобоя неожиданно останавливается на низком звуке. С трудом, как бы преодолевая внутреннее борение или сомнение, мелодия вновь поднимается, но уже без прежней увлеченности и яркости, спокойно, даже с каким — то смирением заканчивает свой рассказ. Это последнее предложение, в котором спокойно — созерцательный тон вновь становится главенствующим, но с явным оттенком горечи. Снова на первый план выходит оркестр с его сдержанно — суровым колоритом звучания, завершая медленную часть. Лишь теперь становится понятной несовместимость красок оркестра и солиста, их кричащий контраст. В этом сопоставлении обнажается трагичность монолога гобоя как исповеди, облегчающей душу, весь грех которой заключался в стремлении к жизни, любви, к счастью. В сознании всплывают образы мадонн с темным фоном и сдержанно — бесстрастными ликами святых. И все же восхищение прекрасным обликом мелодии, стройностью композиции и испытанным переживанием как очищением остается главным в памяти.

Читайте также: